Деньги на модернизацию Украины оседают в офшорах

В Украине на протяжении последних лет десяти огромный дефицит прямых иностранных инвестиций на любом уровне.

Основная проблема для украинской экономики заключается в том, что Кабинет министров и Верховная Рада никак не могут использовать для развития национальной экономики благоприятную конъюнктуру на мировых рынках и что хуже всего – для структурных преобразований, в которых как раз возможен наибольший эффект от внутренних и внешних инвестиций, сообщает facenews.ua.

А ведь в мире созданы очень хорошие базовые макроэкономические условия: среднемировые темпы роста 3,5%, в Китае – до 7%, президент Трамп сумел разогнать американскую экономику до 3% в конце прошлого, 2017, года. Не воспользовавшись этой благоприятной ситуацией, мы со своей отсталой экономикой войдем в следующий отрицательный цикл на мировых рынках. В частности, в конце 2020 – начале 2021 гг. ведущие зарубежные аналитики и эксперты ожидают рецессию в США. Но разве наши политики способны прогнозировать и думать дальше своего кармана?! У нас катастрофически не хватает прямых инвестиций в реальный сектор экономики. Более того, у нас на протяжении последних лет десяти огромный дефицит прямых иностранных инвестиций на любом уровне — от крупных государственных холдингов до небольших предприятий.

Также отечественные эксперты все чаще стали отмечать, что огромные объемы денежных средств уходят из Украины, то есть оседают в офшорах. Да и откровенно говоря, сами украинские предприятия и компании уже давно существуют как офшорные структуры с украинскими активами. И это движение, а точнее мощный отток капиталов из нашей страны, оставляет наш реальный сектор без объемных прямых инвестиций. И какие бы нам примеры не приводили, какие бы сборочные производства не открывались в регионах, все равно для активного роста производства в Украине нужна совершенно иная норма накопления. Например, как в Китае, где норма накопления в валовом внутреннем продукте составляет 40%, а у нас и до 10% едва дотягивает.


Поэтому наблюдаем совершенно разные темпы экономического роста и развития реального сектора. И если прошедший, 2017, год был довольно тяжелым для большинства украинских компаний и предприятий, то текущий, восемнадцатый, год может быть еще труднее из-за острого дефицита оборотных средств и резкого падения спроса на внутреннем рынке. Плюс внешние условия для наших экспортеров становятся жестче, а накопленные запасы сильно истощились. Вот и президент США Трамп с марта этого года ввел торговые пошлины на импорт стали (25%), на алюминий сбор повышен до 10%. Словом, глава Белого дома надеется поддержать металлургическую промышленность США, а кто поддержит нашу, отечественную?

Безусловно, тяжелее всего будет тем нашим предприятиям, у кого нет свободного доступа к рынкам капиталов и дополнительных источников дохода. Особенно в условиях, когда Минфин Украины вынужден в эти дни размещать 3-месячные облигации внутреннего госзайма под 17,5% годовых. Такие неутешительные выводы сегодня делают ведущие украинские и иностранные эксперты и аналитики. Ко всему этому, если не провести эффективно масштабную приватизацию 2018-2020 годов, многие объекты госсобственности постигнет банкротство. Соответственно, это приведет к дальнейшему сокращению производства и росту цен на внутреннем рынке.

В период такого большого финансово-экономического кризиса в Украине кто-то пострадает сильнее, кто-то слабее. И здесь пора конкретно говорить не столько об отдельных отраслях национальной экономики, сколько о разных моделях бизнеса – государственного и частного, которые пострадали за последние годы в разной степени. Прежде всего пострадали в условиях девальвации гривны и сильной волатильности валютного рынка те, кто очень зависит от импортных комплектующих или умудрился набраться валютных кредитов. Но сейчас не так важно наблюдать за падением конкретных предприятий, сколько понимать, почему в целом украинская экономика так тяжело проходит этот кризис.

Правда, исходя из показателей производственной статистики, представители финансово-экономического блока Кабмина Владимира Гройсмана с удивительной настойчивостью продолжают нас заверять, дескать, мы все-таки достигли «дна» и начали потихонечку всплывать. Другое дело, что эти валютные «скачки» с гривной в феврале-марте этого года могут несколько подкорректировать ситуацию в целом на украинском рынке, хотя, как мы видим, у нас все очень быстро меняется и зачастую не в лучшую сторону. Например, мы уже успели получить от Международного валютного фонда подтверждение его требований касательно повышения тарифов для украинского населения, в противном случае Украина не получит очередной транш кредита.

Поэтому хочется надеяться, что новые ухудшения в отдельных отраслях нашей экономики могут быть лишь краткосрочными. Соответственно, если не будет очередных шоков из-за непродуманных и ошибочных политических решений, то вполне возможно в четвертом квартале 2018 года появятся признаки легкого и медленного выздоровления производственной экономики Украины. На это также указывают расчеты и фундаментальный анализ местных и зарубежных экспертов. Как раз на данном начальном этапе подъема экономики страны и целесообразно запускать процесс масштабной приватизации 2018–2020 гг. И подписание 2 марта 2018 года на заседании Национального совета реформ президентом Петром Порошенко закона о приватизации – это очень важный и позитивный сигнал для внутренних и внешних инвесторов.

Для чего это было сделано? Думаю, для того, чтобы обеспечить в текущем и в следующем, 2019, годах пусть небольшой, но все же устойчивый рост ВВП Украины. Да, нам надо обязательно расти, и расти довольно быстрыми темпами: 3% роста к концу 2018 года – это минимум, а лучше больше. Но тут же возникает ключевой вопрос, а за счет чего расти украинской экономике? Эксперты и инвестиционные консультанты убеждены, что такой рост можно обеспечить только за счет прямых инвестиций. Причем нам крайне нужна динамика инвестиций в основной капитал. Ведь на подавляющем большинстве госпредприятий основные фонды изношены более чем на 80%, а денег на техническое перевооружение и модернизацию у государства нет.

Что делать? Конечно, привлекать и особенно импортозамещающие инвестиции в объекты госсобственности, которые в период 2018–2020 гг. будут выставляться на приватизацию. Однако, как отмечают ведущие эксперты, начиная процесс масштабной приватизации, Кабинет министров Владимира Гройсмана не добился сбалансированной промышленной политики. И, к сожалению, ситуация к лучшему не меняется. Правда, справедливости ради надо признать, что в последнее время некоторые необходимые решения стали приниматься, но это происходит достаточно медленно. Это касается предприятий инфраструктуры и АПК. Да, здесь принимаются отдельные верные решения, но все это требует системной работы, стимулируя приход в Украину стратегических иностранных инвесторов.

Итак, отдельные верные и сильные решения в ряде министерств принимаются, но их надо замкнуть в единую государственную систему. В противном случае мы не получим должного эффекта от новой экономической модели нашего правительства.