Реформы за 70 дней уже в прошлом, Саакашвили выступил с новой идеей для Украины

Экс-губернатор Одесской области Михаил Саакашвили – политик из зарубежного подполья, из тропических лесов выдвинул новую грандиозную идею – собрать 3 миллиона подписей, и провести всеукраинский референдум за «прямую демократию». То есть, теперь народ сам будет решать свою судьбу: не нравится генпрокурор – собрали 100 тысяч подписей, провели референдум по этому вопросу, и отправили Луценко в отставку. Не нравятся тарифы – провели референдум, и прекратили сотрудничество с МВФ. «Прямая демократия», по логике Саакашвили, это такая волшебная таблетка, которая решит все наши проблемы. Очередной чудодейственный политический препарат, изобретенный в изгнании. Как передает replyua.net, об этом в своем блоге пишет военный волонтер и блогер Юрий Касьянов.


По его словам, в Киеве Саакашвили ратовал за импичмент, за обновление Рады с помощью 300 спартанцев, за программу «70 дней», еще не так давно строил свою партию, надеялся на «антикоррупционные форумы», рассчитывал на премьерское кресло, и даже всерьез хотел добиться успеха в отдельно взятой Одесской области, но не вышло и теперь не выйдет. «Прямая демократия» не заработает не потому, что будет слишком много противников такого подхода, а потому что волшебных таблеток нет в природе.

Блогер пишет, что в привычной для себя манере, Михаил зажигает оптимизмом, рисует радужные перспективы, однако ничего не говорит про то, как их достичь. Обещает «подробные инструкции» через неделю. Если допустить, что все вышло, проголосовали, приняли закон о прямой демократии, подписали, скрепили печатями, появляется новый инструмент для манипуляций. Собрали подписи, провели референдум – прекратили войну. Провели референдум – запретили инакомыслие. Провели референдум – вступили в Таможенный союз. При помощи олигархического телевизора возможно еще и не то. Зачем нам тогда президент, правительство, депутаты, суд? Все важные вопросы в государстве теперь смогут решать «кухарки, ватники и пролетариат» – их большинство в любой стране. Их, а не ученых, политиков и солдат. Можно себе представить, если бы в Америке в годы борьбы с рабством решали бы этот вопрос на референдуме? Или в Британии вопрос войны и мира вынесли бы на референдум в тяжелом 1940-м году? Или Ататюрк, вместо тог, чтобы вытаскивать Турцию за волосы из мрачного средневековья, предложил бы туркам на референдуме проголосовать за европейские законы, за права женщин, за светское государство?