Юридический вопрос

То, что в Украине закон вот уже 4 года трактуется вольно и однобоко теми, у кого есть власть и сила, вовсе не означает, что подобный метод можно применить за её пределами. Получить легальный автокефальный для церкви статус в обход существующих правил и традиций не получится, потому что вряд ли сообществу канонических патриархатов нужен такой прецедент. В лучшем случае они просто заболтают эту тему, как уже сделали это в 2009 году.

Поэтому Порошенко поступил как-то юридически безграмотно, когда направил Константинопольскому патриарху Варфоломею обращение от Верховной Рады с просьбой издать томос (типа церковного декрета) о предоставлении автокефалии украинской православной церкви. Ну, во-первых, это прямое нарушение Конституции Украины, запрещающей государству и церкви лезть в дела друг другу. А, во вторых, у патриарха Варфоломея нет таких полномочий.

Дело в том, что Константинопольский патриарх хоть и зовется также Вселенским, не является при этом начальником всех других патриархов – он просто «первый среди равных по чести», распоряжается же он может только в границах территории своего Константинопольского патриархата. Как известно, Киев и вся Украина с 17 века года века перешли под «юрисдикцию» Московского патриархата, и поэтому Константинопольский даже при всем желании не может дать автокефалию ни одной из украинских церквей. С тем же успехом об этом можно было бы попросить патриарха Александрийского!

Два года назад украинские политики были куда умнее: тогда Верховная Рада приняла постановление-обращение № 1422-VIII, с просьбой к патриарху Варфоломею «признать недействительным акт от 1689 года» о переходе Киевской метрополии в подчинение Московскому патриархату, что автоматически бы вернуло её в подчинение патриархату Константинопольскому. Судя по задумке, над этим обращением работали юристы украинских рейдеров, привыкшие манипулировать подобным «признанием недействительности» в ходе передела собственности (так они захватывали заводы и лесопарки).

Однако никакой внятной реакции Константинополя на это обращение не последовало. Вряд ли патриарху Варфоломею хотелось бы ввязываться в подобную авантюру лишь затем, чтобы на денек-другой вернуть и тут же отпустить навсегда в свободное плавание Киевскую митрополию. А вот ссора с Москвой обошлась бы ему очень дорого! Поэтому можно с уверенностью сказать, что и нынешнее обращение к патриарху Варфоломею ожидает такая же участь.

Нет у Киева шансов и на коллегиальное предоставление автокефалии, когда просьбу претендующей на неё церкви одобряют все главы канонических церквей на специальном соборе. Блокирования Всеправославного собора 2016 года патриархами Московским, Грузинским, Болгарским и Антиохийским продемонстрировало, что даже намек на рассмотрение автокефалии украинской церкви будет встречать жесткое сопротивление Москвы и союзных с ней патриархий. Опять же, кто из предстоятелей захочет ссориться с Россией из-за Украины, кто решится начать политическую войну между каноническими патриархатами? Разве что на них окажет некое сильное давление, но кто — американцы?

Ну и самый острый вопрос – о какой именно украинской православной церкви говорят киевские политики, выступающие за её каноническое признание? Их у нас аж три штуки, и никакого единства между ними даже не намечается. При этом, хотя УПЦ МП, казалось бы, выпадает из ряда претендентов на «единую поместную», именно у неё больше всего шансов её получить, потому что она единственная полностью каноническая православная церковь Украины. В принципе она может получить автокефалию одним росчерком пера Московского патриарха! А вот УАПЦ и УПЦ КП, при всём к ним уважении – это лишь следствия двух неудачных попыток (1920 и 1992 г.г.) одностороннего создания самостоятельной православной церкви Украины. Кстати потому и неудачных, что одностороннего. Такую же неудачу терпели самопровозглашенные православные церкви в других странах.

Впрочем, наиболее вероятный возможный вариант «создания украинской поместной церкви» в планах национал-патриотов (и, возможно, Банковой) заключается в следующем: сначала УПЦ КП добивается официального признания и автокефалии, затем с нею объединяется УАПЦ, а на заключительном этапе она вытесняет из Украины УПЦ МП, поглощая её приходы и храмы. Именно об этом сценарии постоянно твердят украинские «патриоты». Однако, как мы выяснили, его реальность маловероятна (практически невозможна) уже на первом этапе. Так что, по существо, затея Порошенко – это строительство Вавилонской башни.

Война и мир

Как и большинство предыдущих инициатив и заявлений нынешней власти, «церковная реформа» Порошенко вызвала далеко не однозначную реакцию общества. Конечно, половина Украины возликовала: кто-то искренне надеется, что с церковным расколом будет покончено, что украинцы собственную каноническую православную церковь, но многие просто со злорадством стали разминать пальцы, чтобы ткнуть Москве очередной кукиш. Увы, нередко этими кукишами весь «украинский патриотизм» и ограничивается.

Зато другая половина Украины сей радостный оптимизм ничуть не разделяет, и очень много независимых от власти политологов и оппозиционных политиков высказались об этом и в СМИ, и в своих блогах (см. ниже). Простой же народ зачастую был не столь сдержан в своих выражениях, даже несмотря на то, что тема в буквальном смысле касается святого.

Кое-где между политиками уже начались перепалки на православную тематику. Но, увы, никто из них словно в упор не видит две очевидные причины, которые и создали в Украине это межцерковное противостояние, грозящее перерасти во что-то более серьезное.

Причина первая: церковный раскол в Украине есть суть отражение раскола общественно-политического, а тот был создан на почве искусственно инициированного конфликта двух культурно-исторических половин Украины. Каждый раз, когда одна часть Украины начинает навязывать другой свой язык, свою историю, свои векторы, свои скрепы, это вызывает противление другой – и вспыхивает конфликт. Это будет продолжаться вечно, пока либо политики не признают, что украинцы это многоязычная мультикультурная и «многовекторная» нация, и что это многообразие нужно уважать, либо пока одна часть Украины не перебьет другую, либо пока наша страна не превратится в огрызок.

Положа руку на сердце, в Украине нужны две православные церкви: одна «национальная», прозападная, а другая «пророссийская». То есть в идеале это были бы УАПЦ или УПЦ КП с одной стороны, и УПЦ МП с другой – и чтобы обе были каноническими и признанными, а главное, чтобы они признавали и уважали друг друга. При этом чтобы между ними не было никакого раздела территории: пусть каждая имеет право работать от Львова до Луганска, пусть храмы УАПЦ и УПЦ МП стоят рядом друг с другом и конкурируют за прихожан. Это был бы идеальный православный мир! Но чтобы достичь этого рая на земле, сначала украинцам нужно научиться точно так же жить рядом и уважать друг друга: русскоязычным и украиномовным, поклонникам СССР и фанатам Бандеры. Вот только никто такой вариант даже не рассматривает, у всех на уме одно: нагнуть и уничтожить противника.

Причина вторая: даже не смотря на то, что православные церкви всегда сами тяготели к партнерству с властью, а значит и к политике, это именно миряне активно затягивают в неё церковь. Сначала приглашают батюшек в школы преподавать Слово Божие, потом тянут их в армию исповедовать солдатиков, затем просят освятить оружие – а там и благословить на победу над врагами! И вот уже начинается разделение: ага, вот этот батюшка служит капелланом в ВСУ, он молодец и патриот Украину, а вот тот был священником у сепаратистов – ловите его, он враг и сотрудник ФСБ!

То есть и тут мы приходим к аналогичному выводу: корень проблемы лежит в расколе общества, а он возник из-за того, что политики провоцируют взаимную нетерпимость, натравливают одну часть Украины на другую. И совершено понятно, что эти политики, объявив о намерении создания «единой украинской церкви», на самом деле поставили перед собой иную задачу: не объединить православных в одной церкви, а начать наступление на УПЦ МП, вооружившись автокефалией УПЦ КП. Вот и вся суть их затеи!

Но зачем это Петру Алексеевичу, ведь он же до сих пор числится диаконом «московской церкви»?! Странный вопрос. Ему что, впервые перебегать из одного лагеря в другой? То он годами маячил за спиной Кучмы, потом стал ближайшим соратников Ющенко, потом работал в правительстве Азарова, затем нарисовался на Майдане. Сейчас вот он пытается казаться великим украинским национал-патриотом, «отцом украинской церкви» — ну хотя бы до 2019 года, чтобы переизбрали. И если для этого нужно еще на пару лет затянуть АТО или спровоцировать конфликт между православными церквями, то разве он будет колебаться?

Успокаивает одно: очередная попытка создания «единой поместной церкви» в Украине обречена на очередной провал. Так что, с большой долей вероятности, всё обойдется, максимум, несколькими хулиганскими выходками национал-радикалов. И всё же это не отменяет вопроса необходимости преодоления великого украинского раскола – путем примирения, а не попыток взаимоуничтожения.