«Указ семь-восемь»: как в СССР расстреливали детей

Сегодня будет мрачный и грустный рассказ о том, как в СССР репрессировали людей, в том числе и детей, по печально известному «указу семь-восемь», который также известен под именем «закон о колосках». Думаю, многие слышали о том, что за кражу 3-5 колосков с колхозного поля в сталинском СССР могли расстрелять, но далеко не все знают, что под эту расстрельную статью загребали в том числе и детей в возрасте с 12 лет, пишет в блоге Максим Мирович.

Что это вообще такое?

Закон, позже получивший народное название «закон о колосках» или «закон о пяти колосках» был принят 7 августа 1932 года, в сталинском уголовном кодексе это была так называемая 328-я статья. Ещё закон называли «семь восьмых» и «указ семь-восемь» — как нетрудно догадаться, из-за даты принятия закона. Есть свидетельства, что на принятии закона настаивал сам Сталин — великий мелиоратор и языковед открыто объявил уклонистов от его безумного плана по насильственной коллективизации врагами народа и государства.

Теперь по закону всех «расхитителей социалистической собственности» ожидал расстрел, который в исключительных случаях мог быть заменен 10-ю годами лагерей ГУЛАГа. «Социалистической собственностью» считалась даже горсть колосьев с колхозного поля — в буквальном смысле слова от трёх до пяти колосков — за что человека могли схватить и расстрелять.


Потрясают формулировки большевистского новояза, с которыми всё это было обставлено. В советской прессе писали, что закон был принят «идя навстреч требованиям рабочих и колхозников», репрессии называли «решительной борьбой с противоборстующими кулацко-капиталистическими элементами» (так называли в том числе и людей, которые просто от голода брали на поле немного зерна), а расстрел называли «высшей мерой социальной защиты».

Как применялся «закон о колосках». Расстрелы детей.

По «указу семь-восемь» хватали буквально всех, кто был хоть немного заподозрен в «краже социалистической собственности». Акты амнистии к этим людям не применялись — государство их объявило однозначными врагами.

Интересно и то, что часть закона подразумевала ответственность за «антиколхозную агитацию» — если кто-то публично посмел сказать, что колхоз — это в общем-то не очень хорошо, то его либо расстреливали, либо ссылали в лагеря как «угрожающего кулацкого элемента».

С 7 апреля 1935 года было приянто постановление номер 3/598, по которому к высшей мере наказания по статьям советского УК могло применяться с возраста в 12 лет, постановление подписал лично Сталин — это происходило как раз в те годы, когда советская пропаганда изображала Сталина как «друга детей» с девочкой на руках и в окружении пионеров с цветами.

В советских архивах, ныне засекреченных во многих странах бывшего СССР, хранятся сведения о многих расстрелянных детях и подростках на Бутовском полигоне в Москве. Удалось идентифицировать 196 тел несовершеннолетних — и это лишь на одном из расстрельных полигонов (которых по стране были сотни) и лишь за год с небольшим — с августа 1937 по октябрь 1938 года.

Одним из расстрелянных на Бутовском полигоне стал Миша Шамонин — он был беспризорником и от голода украл несколько буханок хлеба, после чего его расстреляли по тому самому «закону о колосках». От Миши осталась только вот эта фотография из дела, в которой он одет в пальто с чужого плеча, и дата смерти — Мишу убили 9 декабря 1937 года.

Конец «закона о колосках». Что было после.

В 1936 году генпрокурор СССР Вышинский подготовил докладную записку со статистикой — прокуратура СССР проверила 115.000 приговоров по «указу семь-восемь» и выяснила, что в 91.000 случаев применение этого указа было неправильным и преступным. На основании этого предполагалось реабилитировать 37.000 незаконно расстрелянных человек, но Сталин поступил согласно логике советской власти — отправил в расстрельные подвалы всех, «допустивших перегибы». Считается, что с 1936 года «закон о колосках» применялся уже не так часто, но убийство Миши Шамонина тому прямое опровержение.

Полностью закон о колосках был отменён только с концом сталинских репрессий и осуждением культа личности «вождя», хотя по-моему — полностью постсоветские страны не осудили и не осознали эти репрессии и до сегодня.

Ах да, я совсем забыл добавить — ещё в ту эпоху мороженое было очень вкусным.