В последнее время мужчины часто просят сделать им силиконовую грудь — известный хирург

очему в Украине пластическая хирургия приобрела больше эстетический характер и сколько стоят услуги специалистов. Правда ли то, что отрасль развита настолько, что девушки всего за несколько тысяч гривен могут вернуть себе девственность и как после сложнеших операций живут трассексуалы.

На эти другие вопросы в интервью OBOZREVATEL ответил один из ведущих хирургов Киева Олег Колибаба, главный врач и основатель одноименной клиники Medical Center Of Oleg Kolibaba.

— Пластическая хирургия. Не силен в этой теме, но если правильно понимаю, создана она была больше в практических целях: подправить какие-то дефекты, последствия травм, врожденные проблемы… Сегодня, по-моему, эта отрасль перекочевала больше в эстетическую сторону. Или нет?

— Ну, с точки зрения коммерции, то да, в Украине, а во всем мире — нет. Есть эстетическая, есть реконструктивная хирургия. Скажем так, в эстетической хирургии можно больше заработать, в реконструктивной намного сложнее, более дорогостоящие операции, далеко не каждый может себе это позволить. Поэтому на слуху больше эстетическая медицина, конечно.

— Заглянул перед нашей с вами встречей в статистику по Европе, наиболее популярные операции — это коррекция груди у женщин, ринопластика (коррекция носа) у мужчин. Как с этим Украине?

— Да, самая топовая услуга в Украине — это ринопластика для любых полов, рино- и септопластика. Септопластика — это выровнять перегородку носа. Мужчины, конечно, обращаются с этим чаще, ну и у женщин бывает врожденная кривизна или нужно поправить какие-то дефекты наружные, эстетический вид носа, кончик носа, убрать горбинку. Второй, конечно, запрос — это маммопластика. Не обязательно увеличение груди, маммопластика — это и увеличение, и уменьшение, и коррекция.

— Насколько это сложно, ринопластика? Звучит достаточно просто: подправить кончик носа.

— Это достаточно непростая вещь, и не каждый хирург может. В ринопластике нужен специалист, который полностью разбирается в структурах носа, у нас это делают лоры-врачи, то есть пластические хирурги, которые имеют образование лора и специализируются именно на носу, на работе с носом.

— Если попробовать дать общую оценку, большая часть клиентов — мужчины или женщины?

— C учетом того, что вторая по востребованности услуга — это грудь, наверное, все-таки женщины, хотя если мужчины приходят, то это уже тотальные запросы полностью реконструировать нос. По-моему, ни один мужчина не приходил просто подправить его кончик.

— Это уже больше такая практическая сторона получается. Хорошо, навскидку, сколько женщин в год обращается к вам и сколько из них решается на операцию?

— В день два-три обращения, из них в неделю оперируем человек пять всего, четыре-пять в среднем.

— Почему не решаются остальные?

— По-разному. Что-то не нравится, пытаются найти, где подешевле. Хотя далеко не всегда там, где подешевле, работают хорошие специалисты, потому как пластических хирургов сейчас… (разводит руками). Открывается по две клиники в месяц. «Специалисты» только вчера начали оперировать, зато ставят цену такую… Вчера он еще делал фиброгастроскопию, сегодня он уж пластический хирург, есть и такое.

У кого-то получаются симпатичные операции, у кого-то не получаются, ну ни одна ж клиника не покажет изначально плохой результат. Вот я знаю клиники, которые показывают наши работы, выдавая их за свои. Даже с нашим логотипом (смеется).

— Даже так…

— Да, это доказано было. Общались, но, по-видимому, придется в судах это решать.

— Вы вспомнили интересный момент: у кого-то получается сделать хорошую операцию, у кого-то нет. Что если операция «не получается»? Не устраивает клиента итог…

— Обычно это переделывается, ну это редкость.

— Но бывает?

— Бывало, одну-две операции в год мы переделывали. В пластической хирургии около 90% успешных операций, но остается какой-то процент недовольных, не из-за того, что хирург плохо делает, а из-за того, что так повели себя мягкие ткани, из-за того, что не были соблюдены послеоперационные рекомендации.

— Например?

— Например, сказали не заниматься спортом в течение месяца, девочка через неделю уже пошла в спортзал или ударили в грудь. Травма груди, имплант начал инфицироваться, началось нагноение, пришлось это все лечить, но закончилось все равно все удалением имплантов. То есть хирургических ошибок или ошибок клиники по всему городу, наверное, встречаются единицы. Но это совсем неопытные хирурги, в хороших клиниках таких нет.


— Можете ли вы назвать самый популярный среди ваших клиенток размер груди?

— Абсолютно разные, правильнее говорить так: максимальный размер импланта запрашивают все реже и реже. Все-таки стараются какой-то более гармоничной формы придать, хотят, чтобы грудь была видна. За редким исключением кто-то хочет естественную грудь, чтобы она просто стояла. Все в основном хотят более выделяющуюся грудь, более сексуальную.

— Как вы считаете, почему в Украине, хотя, может, так только со стороны кажется, пластическая хирургия сегодня больше осуждается, чем считается нормой?

— Не знаю. Почему?

— Ну знаете, как обычно реагируют: «еще и сиськи искусственные», и все в таком духе…

— Да ладно. Ну, те кто говорит «У нее искусственная грудь» — это те же, кто говорит «Зачем он купил машину, можно же ездить на маршрутке». То есть когда хочется, но нет возможности реализовать, всегда начинаются эти разговоры, потому как потребность что-то изменить в себе, стать красивее была всегда, всю историю человечества. Иначе не было бы прогресса, не было бы даже косметологических салонов, ни масочек, ни средств по уходу. Ну да, состарилась, в 30 лет свисает кожа как у шарпея, ну это же идеально, правда?

— Насколько легко стать вашим клиентом? Есть ли какие-то обязательные требования к человеку, который приходит, скажем, возраст, какие-то справки…

— Обязательное требование — не иметь психических отклонений (смеется). Не требовать того, чего… Нет, понимаете, сделать можно практически любой запрос, но во всем должен быть здравый смысл.

— За какие операции вы не возьметесь?

— Потому как трансгендерные операции мы не делаем, хотя последнее время достаточно много запросов от мужчин, которым нужно поставить силиконовую грудь или вроде того, мы отказываем. Или неестественно большую грудь поставить женщине, которая будет смотреться очень глупо, тогда тоже отказываем или пытаемся отговорить.

— Как обычно реагируют на отказы?

— Плохо (улыбается). Иногда это воспринимается достаточно агрессивно, особенно мужьями. Тут бывают скандалы: «Ну я же плачу, я хочу то, что я хочу!» Тогда я объясняю, что мы не будем этого делать, потому что это будет неэстетично, это будет выглядеть очень некрасиво, будет выглядеть нашей ошибкой.

— Правда ли то, что у некоторых клиентов развивается зависимость от операций и желания изменить свое тело?

— Ну такого мы не встречали. Бывает излишнее, и обычно это не в пластической хирургии, а в косметологии, в инъекционной косметологии. В Украине я не встречал, по всему миру — да, знаем, слышали. Ну и каждый хирург, каждая уважающая себя клиника, если не стоит цель заработать денег любым путем, то отказывают, когда это излишество.

— Возможно, вы помните самый сложный запрос, случай из практики, операцию, которая проходила в вашей клинике?

— Самые сложные запросы или операции это с полимелакридным гелем в свое время были, в 90-х вводили полимелакридный гель, это стоило дешевле чем импланты, ну и они тогда были другие, их нужно было менять. Сейчас можно ставить раз и на всю жизнь. Те компании с которыми мы работаем, дают на импланты пожизненную гарантию. Компании, у которых год-два гарантии, мы даже не беремся работать с ними.

Так вот, самые сложные операции с этим гелем были, он со временем прорывается в другие ткани, ведет себя практически как раковая опухоль: он мигрирует под лопатку, в лобок, в руки, в трицепс, в живот — его ловят по всему организму. Была женщина из Америки, она наша эмигрантка, и там практически не сталкиваются с такими вещами. Все клиники пластической хирургии от нее отказались, сказали, что ей нужно только в госпиталь ложиться, они решили, что это метастазы, так это выглядело. Что делать с этим они не знали и было намного дешевле прилететь в Украину оперироваться.

Также реконструктивные операции, когда удаляют молочную железу, потом ее реконструируют — это сложно.

— Да, это так. В принципе это даже не относится к разделу пластической хирургии, скорее к разделу гинекологии, а гинекологи это делают «на ура», и все практически.

— В Украине это практикуется?

— Да и у нас в клинике это практикуется (улыбается). Это одна из простейших операций в гинекологии, пластические хирурги таким даже не занимаются. Если соблюдать неделю определенные рекомендации, то результат будет идеальный, никто ничего не заметит даже при осмотре.

— Насколько это частый запрос в вашей клинике?

— Раньше было часто, мы делали одну такую операцию в неделю точно, сейчас почему-то меньше.

— Сколько это может стоить?

— Около 4 000 гривен.

— Возвращаясь к финансовому вопросу, вы говорили, что не каждый может позволить себе подобные услуги. Я просмотрел цены, которые есть у вас на сайте, та же ринопластика получается от 75 000 до 90 000 гривен…

— Это полная цена, но всегда есть акционные предложения. К тому же человек всегда может прийти, сказать: «У меня есть такая-то сумма, готовы ли вы за нее прооперировать нос?»

— Насколько эти цены высокие / низкие, если их сравнивать с европейскими клиниками?

— Ну… (задумался). Цены намного ниже. В Великобритании, насколько мне известно со слов клиентов, то грудь в среднем стоит около 10 000 фунтов стерлингов (свыше 370 000 гривен — Ред.). В Украине, у нас в клинике, это будет до 4 000 долларов, то есть даже не 4 000 фунтов стерлингов.

— Как часто к вам обращаются знаменитости?

— Пару раз в неделю кто-нибудь обслуживается. Это, конечно, не сложные операции: косметология или инъекционная косметология, лазерная косметология, ну или обычные врачи — гинекологи, урологи обслуживают. Именно по сложным пластическим операциям звезд обслуживали всего три раза, причем это был первый эшелон, мы там кое-что подправляли (улыбается).

— Насколько это все строго…

— Конфиденциальность? Абсолютная. Куда человек зашел и зачем… Здесь несколько этажей, очень много кабинетов, куда и кто идет мы не знаем и не распространяем эти данные.

— Вы упоминали о транссексуалах. В кругах шоу-бизнеса это достаточно популярная тема, если правильно понял, ваша клиника не занимается подобными операциями?

— Нет. На самом деле транссексуалов я за всю свою жизнь видел только троих, именно прооперированных полностью, как положено. На самом деле такие операции достаточно дорогие, в Украине тоже, и делают их где-то в странах Азии. Таиланд.

— Вопрос, который часто возникает в связи с транссексуалами, насколько у этих людей полноценная сексуальная жизнь?

— У них жизнь кардинально меняется обычно. 99%, насколько мы встречали, это в основном успешные люди. Девушка, которая была раньше парнем, лет 10 назад, оперировалась не в Украине, приезжала со своим водителем на дорогом авто, вышла замуж где-то в Европе, то есть абсолютно успешная.

— Но что касается функций организма, родить же такая девушка не может?

— Естественно нет, там же все меняется. Гормоны нужно принимать. Ну и обычно не делают уж таких операций со сменой половых органов, потому как потом меняется в организме много чего. Чаще мужчины ставят себе грудь, а если женщины, то удаляют ее.

— Специалисты, насколько я знаю, видят невооруженным глазом изменения в человеке, я покажу вам несколько фотографий западных звезд, чтобы не смущать наших селебрити. Вот, скажем, навскидку, модель Эмили Ротаковски.

— Губы слегка увеличены, ринопластика.

— Грудь?

— Ну грудь понятно, что сделана. Возможно, щечки сделаны более худыми, скулы сделаны более выраженными. Возможно, имплант подбородка был сделан.

— Дженнифер Лопес, 50 лет.

— Что б я так выглядел в 50 (смеется). Идеально выглядит, по-моему, эстетично. Вот к кому-к кому, а к Дженнифер Лопес придираться…

— Идеальная сама по себе или идеально выглядит работа хирургов?

— Сама по себе внешность. Сказать, что касалась рука хирурга… Скорее да с учетом такой красивой груди, ну или это сделано бельем, которое мы не всегда видим на фото. В основном все звезды проходят через руки хирургов. Это мега дорогие хирурги, ну и работа их считается как естественная, то есть очень сложно заметить разницу.

— Последняя. Ким Кардашьян.

— Ну бедра у нее слегка великоваты, да. Бразильские попы, как в ее случае, в Украине не популярны, потому как они слишком выдающиеся, не пользуются спросом. Сложно сказать. Опять-таки, если это не бельем сделано, то груди коснулась рука пластического хирурга.

— Заключительный вопрос, если клиент, не важно женщина или мужчина, подумывает о подобных операциях, с чем стоит определиться, о чем важно знать?

— Изначально нужно решить, что именно человек хочет менять, потому что начинается: «Я хочу грудь». «А какую?» «Ну, какую-то». Важно определиться, вы хотите, чтобы это была просто естественная грудь, просто стоячая, чуть больше или вы хотите выдающуюся грудь, откровенную, скажем так.

Если это нос, то что конкретно вы хотите менять, просто нужно понимать, что иногда приходят: «Вот введите мне тут гелий». «Мы ввести можем, ну тогда он будет более мощный». «Ну тогда не надо, а вот тут скулы увеличьте». Я говорю: «Скулы увеличим, тогда подбородок станет совсем маленьким». То есть тут все настолько связано. И все это обычно оговаривается на консультации, даются рекомендации. Часто говорят: «Ну я вот хочу за минимум денег, получить максимум». Ну это очень сложно, практически нереально.